Раздельный старт

Первыми эффект цифровой трансформации почувствуют на себе участники сервисных рынков, тогда как представителям «тяжелых» отраслей неизбежно придется увязывать возможности «цифровизации» с назревшими задачами модернизации.

 

Чем так привлекателен рынок услуг с точки зрения «цифровизации»? Прежде всего «скоростью отклика». Новый сервис легко придумать. Столь же быстро можно создать технологическую платформу для его реализации. И, наконец, оперативная обратная связь позволяет в короткий срок «отшлифовать» бизнес-модель: в идеале получить нелинейный рост капитализации, в хорошем варианте вернуть инвестиции, а в худшем случае — вовремя понять, что проект «не взлетел».

Цифровая трансформация создает стремительно растущие рынки, позволяет относительно недорого запускать самые смелые инициативы и продукты, не слишком больно ошибаться и масштабировать лучшие проекты.

Между прочим, на этом поле наша страна вполне способна идти в ногу с мировыми лидерами. Недавний и весьма показательный пример — слияние Uber с Яндекс.Такси.

rs

Здесь есть о чем подумать. Особенно учитывая всё более острые вопросы, связанные с глобальной конкурентоспособностью российской экономики. В конце концов, с идеями у нас всегда было хорошо, как и с людьми. У нас есть хорошие технологические провайдеры, современная индустрия разработки программного обеспечения. И это шанс, который важно не упустить.

А вот с промышленностью сложнее. Увы, в России большинству предприятий до сих пор приходится решать множество проблем, относящихся скорее к предыдущим технологическим укладам. Устаревший парк оборудования, архаичные системы проектирования, отсутствие сквозных программ управления жизненным циклом, проблемы с кадрами и компетенциями…

В отличие от сервисных рынков, трансформация в производстве — это дорого и долго. Следует ли из этого однозначный вывод, что нашей промышленности не удастся занять место в набирающем ход поезде глобальной цифровой трансформации? Вовсе нет.

rs

 

Другой разговор, что «цифровизацию» придется синхронизировать с модернизацией. От отрасли к отрасли темпы будут, разумеется, разными. Например, по моим оценкам, российские металлурги двигаются в этом направлении куда быстрее, чем машиностроители. Да и самих попыток трансформации в машиностроении будет меньше — при существенно более высоких расходах.

rs

Существенное отличие уровня готовности сервисного и промышленного секторов к цифровой трансформации еще несколько лет назад было подтверждено нами в рамках проекта, призванного проанализировать социально-экономический эффект, который могло бы принести развитие ИТ-сектора в одном из регионов России. Важной метрикой в рамках созданной модели выступало соотношение необходимых финансовых вложений и сроков, в течение которых одно временное рабочее место могло быть создано в машиностроении, химической промышленности (двух ключевых для региона сегментах экономики) и, для сравнения, в сфере информационных технологий.

Почему именно временное рабочее место? Ровно потому, что любой трансформационный процесс, связанный с поиском перспективных рыночных ниш, созданием новой продукции или тестированием ранее не использовавшихся бизнес-моделей, — это поначалу всегда эксперимент. И пока рынок не подтвердит работоспособность базовых идей, приходится оперировать не константами, а переменными.

Результат исследований лично для меня оказался вполне предсказуемым. Создание одного временного рабочего места в новых региональных машиностроительных проектах требовало вложения 11 миллионов рублей (прежде всего с учетом стоимости основных фондов) и не менее пяти лет. В химическом производстве всё получалось еще хуже: 15 миллионов и те же пять лет. Зато в секторе ИТ цифры выглядели совсем иначе: миллион рублей при сроках от шести месяцев до года.

rs

 

Ничего удивительного. Рынок информационных технологий — преимущественно сервисная индустрия. Всё новое рождается здесь на уровне стартапов и небольших (по сравнению с традиционными отраслями) инвестиций. Да и риски относительно невелики, поскольку любой проект можно быстро развернуть и столь же оперативно свернуть, а финансовая отдача от успешных инвестиций, как правило, «поглощает» потери в неудачных проектах.

Возвращаясь к истории с разработкой региональной стратегии развития, скажу, что в итоговых рекомендациях мы предложили сделать ставку на развитие территориального технологического кластера. С учетом запросов потенциальных заказчиков ведущий технологический вуз рекомендовали перепрофилировать, а региональную инвестиционную программу сфокусировать прежде всего на поддержке системы высшего профессионального образования, попутно формируя экосистему первичных потребителей из числа «якорных» промышленных предприятий с перспективой последующего экспорта ИТ-услуг на федеральный и международный рынки.

rs

Есть ли в России другие традиционные рыночные сегменты, в которых можно ожидать динамичной цифровой трансформации? Один из фаворитов — сельское хозяйство. И особенно те ниши агропрома, где активно создаются новые предприятия, изначально делающие ставку на современные технологии. Чем меньше «разрыв» между базовыми производственными и цифровыми технологиями, тем выше будет синергетический эффект. Но верно и обратное. Чем тяжелее груз устаревших основных фондов, чем ниже качество человеческого капитала, тем меньше шансов, что усилия по цифровой трансформации будут успешными.   

И это серьезный вызов для всех нас, поставщиков консалтинговых услуг и ИТ-решений. Мы должны быть готовы предложить качественную поддержку как новым бизнесам, с самого начала «говорящим» на языке цифровой трансформации, так и участникам отраслевых рынков с большим стажем, одновременно решающим задачи модернизации.

Взаимодействие с «молодыми» проектами заставляет нас быстро трансформировать свой собственный бизнес, своё рыночное предложение. Тем временем в работе с представителями более консервативных сегментов приходится, скорее, выступать в роли «генераторов изменений». Трудная, но интересная роль. Просто вообразите, что именно вам лет десять назад пришлось бы убеждать владельцев самых прогрессивных таксопарков с «красивыми» телефонными номерами в том, что уже завтра новая бизнес-модель будет строиться на сочетании мобильных и навигационных технологий. И что людей (тех же операторов диспетчерских центров) в процессе коммуникации между пассажиром и таксопарком просто не будет.

Спасибо появляющимся на российском рынке инновационным проектам, использующим новые бизнес-модели и все преимущества «цифровизации». Они стимулируют крупные компании со стажем, многие из которых весьма успешно адаптируются к новым условиям. Просто посмотрите, насколько активно запускает новые цифровые проекты Сбербанк.

Похоже, у слонов действительно есть шанс научиться танцевать.


12 марта 2018г. / Индустрия 4.0
206 | Обсудить в   
Еще по теме
Шесть вариантов использования Big Data в ритейле

Шесть вариантов использования Big Data в ритейле

Big Data - один из самых востребованных инструментов в ритейле. В цифровом мире большие данные повсюду, и практически все покупатели оставляют какой-то цифровой след

19
Спорная территория: практики против теоретиков

Спорная территория: практики против теоретиков

Появление в российских компаниях директоров по цифровой трансформации не только расширяет пространство стратегических возможностей, но и формирует целый ряд потенциально конфликтных зон. Зато скучно уж точно не будет

15
Восстание машин как осеннее обострение

Восстание машин как осеннее обострение

Чего боятся люди, когда речь заходит о том, что искусственный интеллект в состоянии очень быстро обрабатывать огромные объемы персональных данных? Нового и непонятного

23