RPA 2019: роботизация по-русски

Российский рынок Robotic Process Automation быстро развивается, на нем появляются отечественные продукты. Так, в сентябре 2018 года компания «Аплана Бизнес-решения» выпустила RPA-платформу Robin (от Robotic Intelligence). О задачах, решаемых системами данного класса, о направлениях их развития и особенностях внедрения RPA-проектов журналу Computerworld Россия рассказал Павел Борченко, директор по инновациям «Аплана Бизнес-решения».

- На какой стадии находится российский рынок RPA? Какие отрасли больше всего интересуются этой технологией?

Рынок набирает обороты. Интерес есть у всех отраслей. Кто-то впереди: есть банки, где, по нашей информации, более 600 процессов автоматизировано с помощью роботов. Есть небольшие заказчики, которые пробуют решить свои задачи с помощью пары роботов.

- Какие процессы чаще всего доверяют роботам?

Мы для себя выделили три основных блока задач для RPA. Первый — автоматизация рутинных процедур, которые у каждой компании свои. Про задачи такого типа нам обычно рассказывают главы департаментов.

Второй тип задач связан с переносом данных. RPA применяется, когда нет возможности написать соответствующие скрипты, выделить разработчиков, чтобы создать соответствующее ПО. В этом случае миграцию данных можно выполнить через интерфейсы, так, как если бы пользователь садился и руками перебивал данные из одной системы в другую. Такой процесс переноса займет больше времени, чем «обычный» способ, при помощи создания специализированных коннекторов между системами, но зато он проще и дешевле.

Третий тип задач, который мы нашли, работая с «Первой грузовой компанией», — это организация параллельного ввода на этапе опытно-промышленной эксплуатации. В ПГК идет внедрение решения SAP, которое заменяет сразу несколько ранее использовавшихся систем. Поэтому период опытно-промышленной эксплуатации довольно длинный и на протяжении всего этого времени сотрудники работают в новой системе, но необходимо обеспечить возможность переключения на старую, если выяснится, что в SAP что-то пока работает не так, как надо. Для этого в старых системах должны быть актуальные данные. Так что днем идет работа в SAP, а ночью роботы дублируют данные в старые системы. Таким образом, в любой момент можно вернуться на старые системы и продолжить работать.

В компании
«Аплана Бизнес-решения» развивают собственную RPA-платформу.

- Роботы переносят данные в SAP ночью, потому, что они мешают работе, загружают компьютеры?

Нет, при необходимости можно было бы организовать перенос параллельно вводу, но нужды в этом нет.

- Почему вы решили создать собственную RPA-платформу?

Практика RPA у нас существует уже более трех лет. Изначально мы попытались работать с несколькими платформами, столкнулись с некоторыми сложностями и приняли решение, что будем заниматься разработкой RPA под заказ в каждом проекте. Реализовав достаточное количество проектов, поняли, что у нас наработано много функционала, который можно объединить и создать полноценную платформу.

Мы начали создавать ее в конце 2017 года, выпустили осенью 2018-го. При этом сделали упор на простоту: тем, кто занимается роботизацией, не требуется знания программирования, не нужно разбираться, как работают алгоритмы. Обучение работе с Robin занимает неделю.

- Чего именно не хватало в зарубежных разработках?

Главное, чего не было в системах того времени, — машинного зрения для работы через удаленный доступ. Когда через удаленный рабочий стол работает человек, он видит картинку экрана и может взаимодействовать с удаленным компьютером, условно говоря, нажимая на кнопки. Когда мы «сажаем» за локальный компьютер робота, он обращается к «кнопкам» с помощью системных идентификаторов десктопных и веб-приложений.

Но при работе с приложением, которое находится на удаленном рабочем столе, идентификаторы недоступны. Роботу надо показать образ кнопки, чтобы он нашел ее на экране удаленного компьютера. В западных RPA-системах того времени соответствующих возможностей не было, пришлось делать самим.

- Что еще отличает Robin?

Сейчас все говорят о том, что роботов нужно развивать в сторону искусственного интеллекта, подключать соответствующие модули, разрабатывать нейронные сети.

Но у конкурентов средства искусственного интеллекта пока — отдельные продукты. У нас в Robin встроен классификатор неструктурированного текста, опирающийся на средства машинного обучения. Пользователь с помощью настроек может создать для себя классификатор, который поможет ему определить, к какой категории относится документ, например, это техническое задание или коммерческое предложение. А потом робот загружает его в нужный раздел системы документооборота.

Или можно подключить этот классификатор к электронной почте, тогда система будет мониторить поток писем и переправлять их в нужный департамент. Запрос на установку ПО — в один, на ремонт принтера — в другой.

Плюс у нас есть чат-боты, позволяющие общаться с RPA-системой на естественном языке через мессенджер или чат. То есть можно написать, например: «Я собираюсь в отпуск», бот уточнит, когда собираешься, кто тебя замещает, когда вернешься. Собрав всю необходимую информацию, робот откроет кадровую систему и введет в нее заявку на отпуск, которая пойдет по инстанциям. А также занесет информацию в другие системы, которые как-то завязаны на этого сотрудника.

Таким образом человек не оповещает самостоятельно все инстанции, а сообщает информацию роботам, а те проделывают все необходимые действия в ИТ-системах компании.

- То есть ваш вариант RPA уже интеллектуальный?

Это начало пути к интеллектуальной системе. Например, сейчас мы можем решить проблему с классификацией текста, а классифицировать картинки — нет, но работаем в этом направлении.

- Robin подходит под критерии российского ПО?

Никаких зарубежных модулей там нет. Есть несколько модулей на базе свободного ПО, но под критерии российского ПО мы полностью подходим.

- Какие проблемы чаще всего возникают в проектах по внедрению RPA?

Роботизация процессов — это всегда проект внедрения. Он проходит через одни и те же стадии – сбор требований, изучение процессов, написание технического задания, тестирование. И наконец, опытно-промышленная эксплуатация, в ходе которой надо убедиться, что робот отрабатывает все варианты развития ситуации.

С последним есть проблема. Рассказав сотруднику о том, что такое робот, мы говорим: «Покажи, как ты работаешь, чтобы мы могли повторить за тобой». Он показывает, но забывает о том, что на какой-нибудь стадии, скажем, в одном случае из ста, события развиваются по альтернативному сценарию, выскакивает дополнительное окно. И когда это окно появится, робот остановится, потому что не будет знать, что надо делать. Это небольшая (преимущество RPA как раз в том, что доработать алгоритм можно за пару часов), но довольно частая проблема.

- Есть ли у вас планы продвижения Robin за рубежом?

Планы есть. Мы уже сделали англоязычную версию интерфейса. Это несложно. Если появится заказчик, например, в Германии, то недели за две переведем платформу на немецкий. Но мы понимаем, что зарубежный рынок гораздо более насыщен RPA-решениями, чем российский. И пока смотрим, как правильно позиционировать, как продвигать свои функциональные и стоимостные преимущества.

- Какие вы выделяете, кроме искусственного интеллекта, ключевые направления развития RPA?

Будут прогрессировать чат-боты – они станут голосовыми. Будут совершенствоваться классификаторы. Еще одно направление, которое мы планируем развивать, — это, условно говоря, извлечение процессов (process mining). Мы хотим создать приложение, которое будет стоять на компьютере сотрудника, следить за тем, как он работает, и находить рутинные операции, которые можно роботизировать. Наша трактовка отличается от того, что обычно обозначают этим термином: мы извлекаем не этапы процесса, а каждый клик, каждое копирование или внесение данных.


Источник

 


26 апреля 2019г. / Индустрия 4.0
1101 | Обсудить в   
Еще по теме
Финансовый директор ― промоутер цифровых инноваций

Финансовый директор ― промоутер цифровых инноваций

Финансовые директора могут оказать большую помощь функциональным руководителям в цифровой трансформации. Каким образом? Показывая потенциальную финансовую отдачу от межфункционального обмена данными и реинжиниринга цифровых процессов.

638
Как сделать город умным?

Как сделать город умным?

Проживет ли мегаполис без умных технологий? Например, без автоматизированной системы управления наружным освещением? Уже сложно представить, что раньше такого не было! А дальше - больше. Перемены на поверхности жизни города влекут и глубинные перемены. Инфраструктурные решения – невидимая основа повседневной работы умного городского организма.

489
Кто оценивает цифровые бизнес-модели?

Кто оценивает цифровые бизнес-модели?

В наши дни нет недостатка в примерах разрушительного воздействия новаторов цифровых бизнес-моделей. Uber и Lyft в индустрии такси. Netflix сейчас в Голливуде, а десять лет назад в магазинах видеопроката. Facebook и Google в качестве рекламных медиа. И (это, вероятно, не нужно упоминать) Amazon в розничной торговле, облачных вычислениях и (все больше и больше) в рекламном бизнесе.

381